В 1970-х годах обретает известность классификация акцентуаций, предложенная немецким психиатром Карлом Леонгардом (1904-1988), которая дополняет учение о пограничных расстройствах, в частности учение Ганнушкина и Кербикова о психопатиях. В отличие от психопатий, акцентуации являются нормальными феноменами, индивидуальными особенностями личности, не приводящими к дезадаптации и страданию.

Photo by Alex wong on Unsplash

Леонгард выделил 12 типов акцентуаций, различающихся по своему происхождению, и в целом они соответствуют психопатиям Ганнушкина. В 1977 году видный советский подростковый психиатр Андрей Евгеньевич Личко (1926-1994), опираясь на работы Ганнушкина, Кербикова и Леонгарда, создал собственную классификацию акцентуаций, включающую 11 типов. Эта классификация получила широкое распространение в нашей стране.

Взаимоотношения акцентуаций и психопатий  стали очередным камнем преткновения в классификации психических расстройств. Вспоминая работы Эрнста Кречмера, мы убеждаемся, что норма и патология составляют единый континуум, где нет никаких резких переходов. Помимо этого, пропагандируя концепцию психической болезни, ни психиатры, ни психологи не могут объяснить, а что же такое психическая норма. Это уязвимое место в науках о психическом здоровье было принято на вооружение радикальными антипсихиатрами, которые отрицали какие-либо психические расстройства как класс. В подтверждение достаточно привести лишь название одной книги – «Миф душевной болезни» Томаса Саса (1961). Центральное положение критики – отсутствие чёткого биологического субстрата у психических расстройств. Действительно, в 1960-х годах наука не до конца понимала, что же лежит в основе психопатологии, однако сейчас мы имеем многочисленные данные о значительной заинтересованности молекулярных механизмов в развитии патологии психической деятельности. Так, уже считается классикой дофаминовая теория шизофрении; проблема лишь в том, чтобы легко проанализировать функцию дофаминергической системы головного мозга в условиях повседневной практики. Для своевременной диагностики болезни Альцгеймера достаточно давно применяется МРТ головного мозга с целью выявления изменений в структуре гиппокампа.

Остаётся нерешённой проблема нозологической специфичности психической патологии. С чем мы имеем дело, когда работаем с психически больным человеком – с болезнью, расстройством, синдромом или симптомокомплексом? В Международной классификации болезней 10 пересмотра (1989) класс V носит название «Психические расстройства и расстройства поведения», при этом под широким термином «расстройство» подразумевается «клинически определенная группа симптомов или поведенческих признаков, которые в большинстве случаев причиняют страдание и препятствуют личностному функционированию». Составители МКБ-10 понимают, что термины «болезнь» и «заболевание» применительно к психической патологии вызывают разногласия и значительные противоречия. Основой для V класса МКБ-10 послужила DSM-III и DSM-III-R – Руководство по диагностике и статистике психических расстройств (Diagnostic and Statistical Manual of mental disorders), разрабатываемое Американской Психиатрической Ассоциацией. В настоящее время действует DSM-V. Обе классификации будут подробно рассмотрены в последующих разделах курса.

Особенностью МКБ-10 и DSM-V является их эклектичность. Иначе говоря, обе классификации представляют смесь как чистых нозологий, так и расплывчатых синдромов и симптомокомплексов. Эта вынужденная мера обусловлена тем, что, несмотря на длительную историю, психиатрия только начинает своё восхождение.


«История психиатрии» — цикл статей для студентов медицинских и психологических факультетов, которые я написал в 2014 году. Материалы публикуются на сайте с архивными целями.